Мацоурек м о бегемоте который боялся прививок

Жил-был однажды бегемот, он ужасно боялся прививок. Он думал о них всегда — в парке, в кино, а чаще всего в купальне, где думается особенно хорошо.

Лежа в воде, он сам себе задавал вопрос: «А что, если вдруг прививки будут делать завтра? Надо будет спросить, может быть, кто-то что-нибудь про это знает».

— Вы случайно не знаете, когда будут делать прививки? — спрашивал он у крокодилов, у гусей, у древесной лягушки, а также у пеликана. — Не завтра?

— Когда будут, тогда и будут, — громко кричали в ответ крокодилы, перебрасывая в воде огромный желтый мяч, от которого во все стороны летели брызги.

— Брось об этом думать, — кричали древесные лягушки, — подумаешь — прививка! — И как ни в чем не бывало крутили на берегу граммофонные пластинки с веселыми песенками.

— Это неправда, будто ничего в этом особенного нет. Прививки дело серьезное, — сказал пеликан, но его никто не услышал, потому что граммофон играл очень громко.

«Как это можно! — думал бегемот. — Никто не думает о прививках. Они просто не знают, что когда делают прививку, то колют иглой».

Он продолжал думать о прививках и при этом сильно потел.

И вот однажды потеет это он от страха, как вдруг неожиданно получает почтовую открытку. А в открытке той написано: «Явитесь на прививку».

Бегемот от страха затрясся так, что даже трамваи на улице замерли.

— Что случилось? — закричали жирафы и зебры, а заодно с ними кенгуру и фламинго, потому что все они как раз ехали трамваем в поликлинику делать прививки.

— Ничего особенного, — отвечал им вагоновожатый, — говорят, бегемот испугался прививки. Сейчас поедем.

Приехали они все в поликлинику, выстроились в очередь и стали ждать. У древесных лягушек случайно оказался с собою граммофон, пластинки с веселыми песенками, так что какие-нибудь там полчаса ожидания прошли незаметно.

— Что-то бегемот не идет, надо бы за ним сходить, — сказал пеликан, собрался и отправился за бегемотом.

Бегемота, однако, он нашел не сразу. Тот спрятался за занавеской и весь дрожал так, что в кухонном шкафу звенели стаканы.

— Да не будь ты таким глупым, идем! Ну, сделают тебе прививку, — говорит ему пеликан, — ничего с тобой не случится! Ну, кольнет немножко. Такой укол спокойно переносят даже совсем маленькие кролики. А если ты не придешь, все станут смеяться над тобой. Так что не стоит уклоняться от прививки.

— Ладно, — говорит бегемот, — только когда станут колоть, ты держи меня за руку.

— Хорошо, буду держать тебя за руку, — пообещал пеликан.

И они пошли. Пока шли, им навстречу попадались куры, слоны, совсем маленькие кролики, и все говорили, что ничего особенного в прививках нет, только немного щекотно, это спокойно можно выдержать, так что бояться нечего.

«Да, им теперь хорошо говорить, — думал про себя бегемот, — они уже прививку сделали, а каково мне?» Он был совершенно мокрый от пота.

— Вы совершенно потный, — сказал пан доктор, когда настала очередь бегемота.

— Он любит потеть, это у него хобби, — говорит пеликан, который в это время держал бегемота за руку, — кто-то любит играть в пинг-понг, а кто-то любит потеть.

— Угу, — говорит пан доктор, — а я думал, что он боится.

— Ну, что вы, — говорит пеликан, — такое огромное животное даже понятия не имеет, что такое страх.

— Ну, тогда начнем, — сказал пан доктор и взял шприц.

Увидев шприц, бегемот стал белым как мел.

— Что такое? — говорит пан доктор. — Почему этот бегемот белый? Он должен быть серым. Белыми могут быть мыши, а не бегемот.

— Это необычный бегемот, — говорит пеликан, — просто это белый бегемот, он единственный такой.

— Но ведь минуту назад он был серый, — говорит пан доктор.

— Да, — говорит пеликан, — он бывает то серый, то белый, именно этим он и ценен.

— Ладно, — говорит пан доктор, — коль уж это такой ценный бегемот, постараемся сделать укол особенно тщательно.

И стал смотреть, куда бы это сделать бегемоту укол.

«Ну, вот сейчас-то и будет больно», — мысленно сказал сам себе бегемот и закрыл глаза.

— Тут не пойдет, — говорит пан доктор, оглядывая бегемотову спину, — тут кожа слишком толстая, попробуем в другом месте.

Но сколько он ни искал, тонкой кожи у бегемота так и не нашел.

— Ничего не поделаешь, — сказал пан доктор наконец, — кожа у вас везде толстая, как у бегемота, так и иглу можно сломать, мне не удастся сделать вам укол, вы не обидитесь?

Бегемот вытаращил на него глаза, заморгал, а потом пустился в пляс по кабинету и закричал:

— С чего бы это я стал обижаться? Ничего ведь не случилось. До свиданья!

И побежал прочь от поликлиники, побежал прямо в купальню. Там он смеялся, брызгал во все стороны водой, древесные лягушки вынуждены были даже прикрикнуть на него, они, мол, из-за него даже граммофон не слышат.

И вот, представьте себе, проснулся бегемот в один прекрасный день, глянул на себя в зеркало и видит: он весь желтый.

— Что такое? — сказал он. — Будь я весь белый, это могло бы означать: я чего-то боюсь. Но почему же я желтый? Надо у кого-нибудь спросить, в чем тут дело.

И он отправился в купальню.

Как только он там появился, возник страшный переполох: желтый бегемот! Такого тут еще не бывало! Все разглядывали его и спрашивали, где он достал такую красивую краску.

— Скорее всего это не краска, а лак, — сказали крокодилы, — наш мяч, которым мы играем в воде, блестит так же.

— Пожалуй, это крем для загара, — закричали древесные лягушки.

Только гуси держались важно, они махнули на все это крыльями, давая тем самым понять, что для них это уже пройденный этап: еще птенцами они были такого же цвета.

— Ну и глупые же вы, гуси, — воскликнул пеликан, — тут нет ничего общего. Скорее всего это какое-нибудь заболевание!

Едва пеликан это понял, он тут же вытерся полотенцем и отправился в поликлинику.

— А известно ли вам, — сказал он пану доктору, — что бегемот стал вдруг совершенно желтым?

— Это очень даже возможно, — говорит пан доктор, — это очень ценный бегемот, он бывает то серым, то белым, почему бы ему не быть какое-то время желтым?

— Никакой он не ценный бегемот, — говорит пеликан, — все это ерунда, белым он был потому, что боялся прививки.

— Так вон оно что! — воскликнул пан доктор. — Значит, это был обыкновенный бегемот, которому не сделали прививку! А поскольку ему прививку не сделали, он заболел желтухой. А поскольку желтуха болезнь очень серьезная, его надо немедленно уложить в постель.

И оказался наш бегемот в постели. Кончилось для него купание, пришлось ему глотать порошки. Рядом с ним сидела медицинская сестра и мерила ему температуру.

— Как это ужасно, — жаловался ей бегемот, — лежать вот так, когда все в купальне играют в мяч и слушают веселые пластинки, которые наигрывает граммофон. Сестричка, хоть сказку мне расскажите.

Сетричке было жаль бегемота, и она стала ему рассказывать:

— Жил-был однажды один бегемот, он ужасно боялся прививок…

Мацоурек Милош

О бегемоте, который боялся прививок

Сказки

КАНИКУЛЫ БОНИФАЦИЯ

Был на свете один цирк, полный опилок и музыкантов, и жил в том цирке лев Бонифаций. Это был очень хороший лев, такой добрый, умный и работящий, что ему дважды не приходилось ничего повторять. Он ни разу не сорвал ни одного представления, и поэтому директор цирка всегда говорил другим львам:

— Вы все должны брать пример с Бонифация, вот образцовый лев!

Дети его очень любили и писали ему письма: «Милый Бонифаций! Я не могу тебя забыть. Я все ладоши себе отбил, хлопая тебе, когда ты ходил на передних лапах, крутился колесом на турнике и делал сальто-мортале. Ты молодчина! Такое не каждый может».

— Бис! Бис! Повторить! — кричали маленькие зрители, и Бонифаций, этот добряк, снова и снова ходил на передних лапах, крутился на турнике и делал сальто-мортале, да ещё при этом улыбался.

Директор цирка очень дружил с Бонифацием. Вместе они ходили на прогулки и покупали в овощном магазине бананы, которые Бонифаций просто обожал.

Однажды вот так вместе шли они по городу, стоял прекрасный летний день, всюду было полно детей, и Бонифаций спросил:

— Что такое? Почему на улице так много детей? Почему они не в школе?

— А зачем им быть в школе? — ответил директор цирка. — Сейчас у них летние каникулы.

— Каникулы… — вздохнул Бонифаций. — У меня никогда не было каникул.

Директор немного помолчал, а потом и говорит:

— Ну хорошо. Ты образцовый лев. Скажи, если бы я тебе устроил каникулы, куда бы ты поехал?

— Куда же ещё? Конечно, к бабушке! — ответил Бонифаций.

«И правда, — подумал директор, — я совсем забыл, что и у львов есть бабушки».

— Ладно, — сказал он, — поезжай, но с условием: первого сентября ты должен быть на работе!

От радости Бонифаций завертелся волчком: ни о чём таком он и мечтать не смел!

— Ура! Каникулы! Что может быть прекраснее! — воскликнул он. — Спасибо тебе, ты меня просто осчастливил!

И Бонифаций помчался паковать чемоданы, покупать билет в Африку и выбирать подарок для бабушки.

В универмаге толпилось много людей, но, когда у прилавка появился лев, все расступились и пропустили его.

— Что вам угодно? — спросил продавец. — Щётку для гривы или пасту для ваших великолепных зубов?

— Ни щётка, ни паста мне не нужны, — ответил Бонифаций. — Я еду на каникулы к бабушке и хочу купить ей подарок.

— Понимаю, понимаю, — кивнул продавец и задумался, что же предложить: шерстяную шаль, тапочки или очки от солнца?

— Зачем бабушке шаль и тапочки? — удивился Бонифаций. — В Африке ведь жарко. Вы что, не учили географию? А вот очки от солнца — это, пожалуй, то, что нужно, не правда ли?

— Конечно, — согласился продавец. — Впрочем, у меня ещё есть кое-что интересное.

И он вытащил из-под прилавка красивый расписной халат, украшенный и кустами роз, и листьями клевера, и цветами ромашек. Вот это халат так халат! Прекрасный подарок для настоящей старой львицы. Бонифаций не раздумывал, купил халат и очки от солнца и пошёл на вокзал.

Сначала он долго ехал поездом, любуясь из окна проплывающими мимо пейзажами, махал лапой детям, а дети смотрели и удивлялись: «Надо же! Цирк переезжает!» Они и подумать не могли, что это вовсе не цирк, а всего лишь счастливый лев, который путешествует совсем один.

Потом Бонифаций плыл на корабле, бросал булочки акулам, загорал на солнце и мечтал о том, как чудесно будет целыми днями ничего не делать, а только купаться, спать сколько захочешь, есть бананы и беседовать с бабушкой. И никаких представлений — ни дневных, ни вечерних!

А пока он так мечтал, кто-то крикнул:

— Африка! Выходите!

Вот Бонифаций и дома.

«Как всё изменилось с тех пор, как мы играли здесь вместе с моими друзьями! — подумал он. — Там поставили киоск, а тут появилась дорожка между деревьями в густых джунглях… Какой тяжёлый чемодан! — вздохнул Бонифаций. — Скорей бы добраться до бабушкиного дома».

Наконец невдалеке он увидел садик, а в нём старую львицу, сидящую в кресле-качалке.

Тихонько, на цыпочках, как умеют ходить только львы, он подкрался к бабушке и как рявкнет: «Гаф!» Но рявкнул он негромко, почти шёпотом, чтобы не напугать бабушку. Та обернулась, всплеснула лапами и воскликнула:

— Ты ли это, Бонифаций? Тебя просто не узнать! Откуда ты взялся?

И оба были так счастливы! Бонифаций развернул подарки, бабушка надела очки, а потом примерила халат. В нём она выглядела просто прекрасно, прямо как настоящая львица, выглядывающая из кустов роз и цветов ромашек.

— Вот это да! — восхищалась она. — Я непременно должна похвастаться твоими подарками. — И она зарычала так громко, как умеет только старая львица: — Идите все сюда! Посмотрите, приехал Бонифаций и привёз мне в подарок халат и очки от солнца!

И быстрее, чем можно произнести «Гоп!», со всех сторон сбежались самое малое двести львов, все родственники Бонифация: дяди и тёти, а также племянники — маленькие смешные львята. Все приветствовали Бонифация, обнимали его, целовали и рассматривали очки и халат.

— А это что? А как это называется? — спрашивали они и показывали на разноцветные листья и цветы, украшавшие халат.

И Бонифаций объяснял, где листья клевера, а где цветы ромашек и кусты роз, потому что всего этого в Африке нет.

— Этот халат я привёз из-за границы. Там есть универмаги и цирки, — сказал Бонифаций.

— А чем ты там занимаешься? — перебивая друг друга, спрашивали львы, так как это их очень интересовало.

И Бонифаций им рассказал, что он работает в цирке, где крутится на турнике и делает сальто-мортале, а так как львы удивлённо смотрели на него и не понимали, о чём идёт речь, пришлось Бонифацию показать им, что такое сальто-мортале.

Львы очень удивились.

— Ничего подобного мы в жизни не видели! — воскликнули они. — Ведь это не так-то просто сделать! Такое не всякому льву под силу.

А маленькие племянники-львята просили:

— Бис! Бис! Повторить! Браво! Мы хотим ещё!

Они готовы были, хлопая, отбить себе все лапы, и Бонифаций, глядя на своих маленьких смешных племянников и видя, как они забавляются, как смеются, как довольны, повторял свои номера снова и снова. Он ходил на передних лапах, крутился на турнике и делал сальто-мортале. Вечером львят было не уложить в постель, а ни свет ни заря они уже снова были тут как тут, и Бонифаций, этот добряк, вновь давал представление с утра до вечера.

Всё бы хорошо, но у него не осталось времени ни на купание, ни на бананы, ни на разговоры с бабушкой. «Ну что ж, — думал он, — каникулы не каникулы, а я как-никак образцовый цирковой лев, должен держать марку». И он приветливо улыбался, а его маленькие племянники радостно хлопали в ладоши и говорили ему:

— Дядя Бонифаций, как только в школе мы научимся писать, сразу пришлём тебе письмо, в котором расскажем, как нам понравилось твоё представление.

О БЕГЕМОТЕ, КОТОРЫЙ БОЯЛСЯ ПРИВИВОК

Жил-был бегемот, который ужасно боялся прививок. Он думал о них постоянно: думал в парке, думал в кино, а чаще всего думал об этом на пляже. Там всегда думается лучше всего. Он лежал в воде и думал: «А вдруг прививки будут делать уже завтра? Надо спросить, может, кто-нибудь знает».

— Вы, случайно, не знаете, когда будут делать прививки? — спрашивал он крокодилов, гусей, лягушек и пеликана. — Не завтра?

— Когда будут, тогда и будут, — ворчали крокодилы и продолжали играть в воде жёлтым мячиком с таким азартом, что брызги летели во все стороны.

— Зачем думать о. всякой ерунде? — квакали лягушки и включали магнитофон с весёлыми песенками.

«Как же так? — размышлял бегемот. — Никто не боится прививок, наверно, они не знают, что прививки — те же уколы».

И бегемот продолжал думать об этом весь день и при этом сильно потел от страха.

И вот однажды он получил по почте открытку, в которой было написано, что он должен прийти в поликлинику и сделать прививки. Бегемот окончательно перепугался и вздрогнул так сильно, что на улице остановились трамваи.

— В чём дело? — воскликнули жирафы и зебры, а также кенгуру и фламинго, которые как раз ехали на трамвае в поликлинику, чтобы сделать прививки.

— Ничего страшного, — ответил водитель, — это бегемот испугался прививок, сейчас поедем дальше.

Когда звери приехали в поликлинику, все встали в очередь у кабинета врача и стали ждать. У лягушек с собой был магнитофон с весёлыми песенками, поэтому ждать было совсем не скучно.

— Надо сходить за бегемотом, — сказал пеликан. — Почему-то его до сих пор нет.

Он встал и пошёл.

Пеликану пришлось долго искать бегемота: тот спрятался за занавеску и так дрожал, что в буфете звенели стаканы и чашки.

— Не бойся, — сказал пеликан. — Пойдём в поликлинику, ничего с тобой не случится, сделают тебе укол, его даже маленький кролик выдержит и не пискнет, это совсем не больно. А если не пойдёшь, то все над тобой будут смеяться, а дело-то выеденного яйца не стоит.

— Хорошо, — сказал бегемот, он понял, что ему не отвертеться. — Только ты не бросай меня.

— Ладно, я тебя не брошу, — согласился пеликан, и они отправились в поликлинику.

А пока шли, навстречу им попадались и курицы, и слоны, и даже маленькие крольчата. И все они …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *